Оскорбление президента рф статья 282 ук рф

Президент предложил сажать за экстремизм в интернете со второго раза | Блоги | ОТР

Оскорбление президента рф статья 282 ук рф

Адексей Никольский/ ТАСС

Сегодня президент России Владимир Путин внес на рассмотрение Государственной Думы проект закона «О внесении изменения в статью 282 Уголовного кодекса Российской Федерации» и связанный с ним проект федерального закона «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях». Предложения главы государства смягчают наказание за деяния, подпадающие под действие этой статьи УК, и частично декриминализуют их.

Что предлагает президент

В пояснительной записке к проекту закона обращается внимание на то, что анализ правоприменительной практики, связанной с преследованием граждан по статье 282 УК РФ, показывает, что не во всех случаях привлечение к уголовной ответственности было обоснованным. На это же указывают и материалы пленума Верховного Суда РФ от 20 сентября 2018 года. Собственно говоря, поэтому и появился такой законопроект.

«Не всегда обоснованы» — это еще мягко сказано. Российское общество в течение уже не одного месяца взбудоражено постоянно появляющимися сообщениями о все новых случаях уголовного преследования граждан за так называемые «экстремистские действия» в Сети: лайки и репосты материалов, которые правоохранители считают подпадающими по действие статей 280 и 282 УК.

По данным правозащитников за последние 7 лет число осужденных по ст. 282 ч.1 (возбуждение ненависти либо вражды) увеличилось более, чем в 5 раз: в 2011 году – 82 чел. при 4 оправданных, в 2017 году – 460 чел. при одном избежавшем приговора.

Эта тема поднималась в июне во время «Прямой линии» с Владимиром Путиным, после чего президент дал соответствующее поручение провести анализ правоприменительной практики по этим делам.

Результатом работы стало предложение главы государства внести изменение в формулировку статьи 282 УК, позволяющее относить действия, подпадающие под ее первую часть (возбуждение ненависти или вражды без применения насилия или угрозы его применения) к административным правонарушениям.

Уголовная ответственность, согласно президентским поправкам, должна наступать только в случае, если подобное правонарушение совершается гражданином второй раз в течение года. Соответствующие изменения должны быть внесены в Кодекс об административных правонарушениях.

Правительство РФ и Верховный Суд дали положительное заключение на предлагаемый законопроект.

Что думают правозащитники

Представители правозащитных организаций, с которыми удалось пообщаться нашей редакции, положительно относятся к предложению президента, что, вообще-то, естественно. Но при этом говорят о недостаточности этих изменений.

Директор правозащитного информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский прямо указал на то, что 22 августа Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека представил свои рекомендации по вопросам совершенствования законодательства по делам об экстремизме. И они были гораздо шире.

В частности, рассказал Верховский, Совет предлагал полностью декриминализовать часть 1 ст.282, указывая на то обстоятельство, что настоящую опасность для общества представляют действия, связанные с насилием или призывами к его применению.

Кстати, такое же предложение содержалось в законопроекте депутатов Шаргунова и Журавлева.

Кроме этого Верховский считает необходимым убрать из формулировки диспозиции статьи 282 упоминания «унижения достоинства человека или группы лиц» и «принадлежность к какой-либо социальной группе».

В первом случае «унижение достоинства» по сути своей совпадает с таким противоправным деянием, как оскорбление. А это уже административное правонарушение. Во втором случае определение «социальная группа» содержит правовую неопределенность. А это в свою очередь открывает перед следствием и судом возможность для слишком широких неоправданных трактовок.

В рекомендациях президентского Совета по правам человека упоминались и другие статьи УК, которые можно было бы смягчить.

Так, предлагалось отменить уголовное наказание за «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих» (часть 1 ст.

148 УК) в том случае, если они осуществляются не в местах, специально предназначенных для проведения богослужений.

Выйдут ли на свободу осужденные за экстремизм

Еще один животрепещущий вопрос – что будет, в случае принятия Думой президентских поправок, с теми, кто уже был осужден по ст. 282 УК. Доктор юридических наук, доцент РАНХиГС Владимир Ботнев разъясняет, что в случае смягчения уголовной нормы, закон может иметь обратную силу.

Это значит, что новая редакция статьи может и должна служить основанием для пересмотра ранее вынесенных приговоров. Инициатива здесь должна исходить от Прокуратуры, в чьи обязанности входит надзор за правоохранительной системой, и от адвокатов осужденных, которые могут вносить ходатайства о пересмотре дел их доверителей.

Так что, осталось только дождаться принятия поправок депутатами.

Из крайности в крайность

Но наша российская действительность никогда не даст нам скучать. С утра все информационные ресурсы дружно обсуждали инициативы президента, направленные на некоторую либерализацию жизни общества. И тут, очень кстати, подоспела информация о том, что Министерство экономического развития поддержало идею блокировки сайтов без решения суда.

Напомним, что с августа месяца в правительстве обсуждаются поправки к закону «Об информации, информационных технологиях и защите информации», предложенные Минсвязью, и дающие возможность блокировать сайты во внесудебном порядке не только за прямые призывы к терроризму, экстремистской деятельности и массовым беспорядкам, но и за материалы, в которых содержится «оправдание и обоснование экстремистской и террористической деятельности».

Правозащитники и участники телекоммуникационного рынка давно уже раскритиковали предлагаемые поправки.

В том же информационно-аналитическом центре «Сова» обращают внимание на то, что за оправдание терроризма предусмотрено уголовное наказание (ст. 205.2 УК РФ).

В тоже время в законодательных актах нет определения, что считать оправданием экстремизма. И здесь у правоохранителей возникнет слишком большая свобода в трактовке характера материалов, которые они соберутся блокировать.

Т.е. общество волнует, как будет ограничиваться свобода распространения информации в Сети. А вот ведомство Максима Орешкина уже ни в чем не сомневается.

Сергей Анисимов

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции.

Материал опубликовали: Сергей Анисимов, Степан Черепенников

Источник: https://otr-online.ru/blogs/blog-internet-redakcii-otr/prezident-predlozhil-sazhat-za-ekstremizm-v-internete-so-vtorogo-raza-429.html

Роковая 282-я: как россиян начали сажать за лайки и репосты — МК

Оскорбление президента рф статья 282 ук рф

Дума создала экстремисткую «дубину», а силовики начали ей активно «махать»

Статья 282 УК РФ. Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства

1.

Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», —

наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо принудительными работами на срок от одного года до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок от двух до пяти лет.

2. Те же деяния, совершенные:

а) с применением насилия или с угрозой его применения;

б) лицом с использованием своего служебного положения;

в) организованной группой, — наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до шестисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо принудительными работами на срок от двух до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок от трех до шести лет.

Немного истории и еще меньше законотворчества

Пунктом, касающимся интернет-экстремизма, 282‑я статья «приросла» не сразу.

Первое чтение депутатами Государственной Думы новых поправок состоялось 3 июля 2013 года. На заседании выступил заместитель министра внутренних дел Игорь Зубов. Он отметил нарастание в стране проявлений экстремизма, рост числа радикальных группировок, исповедующих идеологию национальной, расовой и религиозной нетерпимости и совершающих на этой почве преступления.

И заявил, что правовой арсенал противодействия экстремизму недостаточен, а обсуждаемый законопроект «в значительной степени устраняет эти пробелы». Вот один из таких пробелов: «В законопроекте усиливается уголовная ответственность за совершение преступлений экстремистской направленности с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть Интернет».

Член думского комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Отари Аршба (в Думе нынешнего созыва он возглавляет комиссию по этике) тогда отметил: «Комитетом законопроект был рассмотрен давно, у нас есть замечания: необходимо дать правоохранителям и правоприменителям четкий инструмент, который исключил бы возможность широкого толкования этого закона. Законопроект будет доработан ко второму чтению, а сейчас комитет рекомендует его принять в первом чтении».

Результаты ания:

за — 236 человек, это 52,4% парламентариев и 100% проавших;

против — 0;

воздержалось — 0;

не ало — 214 человек, т.е. 47,6%.

За поправки проали 233 из 238 членов фракции «Единая Россия» и 3 депутата от «Справедливой России». Коммунисты и ЛДПР не али ни за, ни против — это, напомним, 47% парламентариев.

Обратим внимание, уже тогда многим депутатам было понятно: то, что предлагается, это дубина, которой можно колошматить всех подряд. Но это понимание значения не имеет — парламентское большинство вносит в законы любые изменения.

Прошел почти год, и в июне 2014‑го закон был принят.

Что в итоге?

Вспомните, что в парламенте говорил представитель МВД Игорь Зубов об устранении пробелов: «…усиливается уголовная ответственность за совершение преступлений экстремистской направленности с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть Интернет».

Сравните часть 1 статьи 282 «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 08.12.

2003: «Действия, направленные на возбуждение ненависти, либо вражды, а также на унижение достоинства человека, либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации…»

И в действующей редакции: «Действия, направленные на возбуждение ненависти, либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации, либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети Интернет…»

Вот и все законотворчество. А что это за «четкий инструмент, который исключил бы возможность широкого толкования этого закона», так и осталось загадкой.

В чем засада

Правозащитник Мария КРАВЧЕНКО, эксперт Информационно-аналитического центра «Сова»:

— Действующий с 2002 года закон о противодействии экстремистской деятельности слишком «широкий», под его действие подпадает чрезвычайно большой набор деяний. Это открывает государству возможности для его применения не только в целях обеспечения безопасности общества, но и для обеспечения идеологического контроля над обществом.

Статья против возбуждения ненависти нужна, и подобные нормы существуют в большинстве европейских стран.

Но под такую статью должна подпадать не любая грубость, а прежде всего призывы к насилию или дискриминации в отношении людей того или иного пола, расы, национальности, религии и т.п.

В каждом случае правоохранители должны взвешивать степень общественной опасности высказывания, в том числе в Интернете. Наши правоохранители часто руководствуются иными критериями.

В законе есть несовершенные формулировки. Например, «возбуждение ненависти в отношении социальной группы». Законодательства ряда стран действительно защищают некоторые уязвимые меньшинства.

Но под нашу «широкую» формулировку можно отнести кого угодно, например, представителей власти.

В 2011 году Верховный суд выпустил постановление, согласно которому критика власти не должна рассматриваться как возбуждение ненависти и караться по ст. 282, но это постановление зачастую игнорируется.

Как возбуждение ненависти трактуется и пропаганда превосходства собственной религии — это тоже весьма спорный момент, поскольку приверженец любой религии по определению считает ее единственно верной.

Что касается подпадающего под ст. 282 унижения достоинства человека по признаку принадлежности к той или иной общности, то, на мой взгляд, это деяние не представляет большой опасности и должно быть перенесено в Административный кодекс или рассматриваться как повод для подачи гражданского иска против обидчика.

Кроме того, во многих случаях сомнительная публикация в Сети не должна становиться поводом для уголовного преследования, достаточно принять предупредительные меры и просто потребовать ее удалить.

Я хочу подчеркнуть, что закон о противодействии экстремизму, к которому, как уже говорилось, есть претензии, с момента принятия не претерпел существенных изменений. Менялись установки властей. А вместе с ними менялась и правоприменительная практика.

Правоприменительная практика абсурда

Приводить конкретные примеры «посадок за репосты» не имеет никакого смысла — не хватит газетной площади. Каждый день мы слышим об очередном таком эпизоде с абсолютно абсурдными формулировками: то усы губернатору как у Гитлера пририсовал и попал под уголовку, то «экстремистскую» песенку на своей страничке сохранил и тоже стал экстремистом.

Тем более что «посадки за репосты» — термин широкий и неточный. Не всегда людей сажают, не всегда это 282‑я статья. Это может быть статья 280 (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности), 205.2 (публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма), 354.1 (реабилитация нацизма), ч. 1 ст.

 148 (оскорбление чувств верующих).

Но даже по той статистике, что доступна, можно оценить масштаб и динамику явления. По данным Верховного суда России, в 2014 году по ст. 282 было осуждено 267 человек, в 2015 году — 378, в 2016‑м — 395. В 2017 году, по данным правозащитников (здесь, видимо, уже не только 282‑я статья), за публикации в Интернете по уголовным делам осуждено 465 человек, а по административным — 4046 человек.

Также по подсчетам правозащитников, с 2011 года число уголовных дел за экстремизм выросло в четыре раза.

Впрочем, официальные данные по преступлениям экстремистской направленности несколько ниже (хотя тоже впечатляют). В 2011 году таких преступлений зарегистрировано 622 (в суд было направлено 463 дела).

В 2017‑м — уже 1521 преступление (в суд направлено 1109 дел). В текущем году — уже 762 преступления, в суд направлено 481 дело.

Что они думают теперь

Вот что говорят некоторые действующие законодатели, которые в 2014 году тоже были депутатами и поддержали поправки в статью.

Николай КОЛОМЕЙЦЕВ, первый заместитель председателя комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов, фракция КПРФ:

— Статью нужно менять. Она оказалась слишком болезненной для многих. Наша фракция глубоко озабочена тем, как применяется статья, мы работаем над поправками к ней. Как только поправки будут готовы, мы начнем процесс, итогом которого станет их обсуждение Государственной Думой.

Это процесс небыстрый. По своему депутатскому опыту я знаю, что быстрее всего необходимые процедуры проходят те изменения в законы, которые получили предварительное одобрение Администрации Президента.

Мы выйдем на государственно-правовое управление Администрации и надеемся на его сотрудничество.

Ольга КАЗАКОВА, первый заместитель председателя комитета Государственной Думы по культуре, фракция «Единая Россия» (в 2014 году — член комитета по вопросам семьи, женщин и детей):

— Для того чтобы анализировать ситуацию в каждом случае, нужно видеть не только картинку, а весь скан странички, на которой она была опубликована, т.е. какие подписи под ней стояли, в каких обстоятельствах и для чего та или иная фотография использовалась.

Второе, очень важное обстоятельство, — нам нужно знать мотивировочную часть решения суда. Ужесточающие поправки, принятые предыдущей Думой, касаются не конкретных фотографий, они касаются действий, в которых усматривается пропаганда нацизма.

Одним словом, в каждом конкретном случае нужно смотреть на мотивировочную часть, только тогда мы можем обсуждать ситуацию.

Если будут зафиксированы массовые прецеденты использования 282‑й статьи не по назначению, тогда над ее формулировками действительно нужно будет работать. Но у граждан нашей страны есть такое чутье по отношению ко всему, что связано с нацизмом, что, пока живы нынешние поколения, можно оставаться в рамках норм этого закона.

А вот что думают депутаты, статью не поддержавшие.

Сергей ШАРГУНОВ (в момент принятия статьи депутатом не был):

— 282‑я — это в принципе зло. Где критерии запретного? Кто эксперты, обвинители, судьи?.. Надо делать всё возможное, чтобы зло минимизировать. Пока дубина нависает над каждой размышляющей головой. Онлайн и офлайн. Любой, кто дерзит, язвит, ругает, спорит, лайкает, репостит, собирается в кружок больше трех — подопытный.

В любой момент выдернуть можно любого. Большинство обвиняемых — молодые. Часто им просто мстят за молодость. Хотят, чтобы страна всегда жила в страхе и косности. Хотели бы вырубить на фиг Интернет. Стоят на пути у потока слов, картинок, роликов, песен и ловят кого попало… Дабы проучить остальных.

И законы против Интернета — это месть молодым. При этом молодых поощрительно натравливают на молодых. Неподобающее суждение, хохма, резкий выпад — то, что легко проходит по разряду экстремизма, — ставится в один ряд с терроризмом — убийством людей. Это единый список огнеопасных граждан — врагов общества и государства.

И такое уподобление как бы в порядке вещей…

Я сторонник отмены 282‑й статьи Уголовного кодекса. Подобных законов достаточно, насилие и призывы к нему и без того караются.

Реальных экстремистов нужно наказывать, с этим никто не спорит, однако в 282‑й статье есть определения, которые настолько широки и расплывчаты, что экстремистом можно сделать чуть ли не каждого.

В провинции эта статья давно превратилась в дубину. Как законодатель, я выступаю за смягчение и уточнение действующего закона об экстремизме.

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ — давний борец с 282‑й статьей Уголовного кодекса.

Источник: https://www.mk.ru/politics/2018/08/26/rokovaya-282ya-kak-rossiyan-nachinali-sazhat-za-layki-i-reposty.html

Реформа 282 УК РФ: смягчение необходимо, полная отмена невозможна

Оскорбление президента рф статья 282 ук рф

Президент РФ Владимир Путин в начале октября внес в Государственную Думу РФ законопроект, направленный на частичную декриминализацию статьи 282 Уголовного кодекса РФ, устанавливающей ответственность за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства.

Законопроектом предлагается применять уголовное наказание за публичное (в том числе с использованием СМИ и публикаций в интернете) возбуждение ненависти либо вражды и унижение человеческого достоинства согласно диспозиции части 1 статьи 282 УК РФ лишь в случае повторного совершения правонарушения лицом, подвергнутым административной ответственности за аналогичное деяние.

Инициированная главой государства декриминализация статьи 282 УК РФ носит частичный характер.

Вместе с тем за последние годы высказывались и более радикальные, по большей мере популистские, предложения об отмене статьи 282 УК РФ, в основе которых лежит отношение к уголовной ответственности за экстремизм как к сугубо репрессивному инструменту.

Например, лидер думской фракции ЛДПР Владимир Жириновский публично выступал за отмену данной статьи. Но при этом не уточнялось, стоит ли оставить уголовное наказание за проявления экстремизма, сопряженные с угрозой применения насилия и исходящие от организованных групп согласно диспозиции части 2 статьи 282 УК РФ.

Логично предположить, что оценка эффективности президентской инициативы и позиции Верховного суда (ВС) РФ по практике применения антиэкстремистского законодательства должна опираться на объективные данные об общественной опасности деяний, направленных на возбуждение ненависти и вражды.

Экстремизм: от слов к действиям

Представители государственной правозащитной системы, включая Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ), экспертов, Общероссийский народный фронт (ОНФ), указывают на несовершенство законодательных механизмов ответственности за экстремизм.

Критика статьи 282 УК РФ наиболее ярко и обоснованно подкрепляется «абсурдными» приговорами за экстремизм, связанными с размещением противоправного контента в сети и репостами.

Как правило, речь идет о картинках с подписями, «мемах», которые могут быть восприняты в оскорбительном ключе, и получают соответствующую правовую оценку в ходе судебных разбирательств. При этом, по данным Генеральной прокуратуры, уголовные дела из-за «лайков» не возбуждаются.

Подавляющее большинство дел об экстремизме из-за публикаций и репостов в интернете возбуждаются по части 1 статьи 282 УК РФ и в половине случаев наказания ограничиваются штрафами и условными сроками.

Так или иначе, судимость и внесение правоохранительными органами в список экстремистов являются довольно негативными последствиями для граждан.

С учетом признаваемого несовершенства антиэкстремисткого законодательства представляется разумным исключить возможность необоснованного привлечения к уголовной ответственности обычных граждан, даже если речь идет о размещении сомнительного контента. В данном случае важно и то, что умысел пользователя далеко не всегда предполагает совершение антиобщественных действий, и то обстоятельство, что число просмотров размещенного поста может быть незначительным. Фактически речь идет не только о праве на ошибку, но и о защите от наказания, несоразмерного совершенному деянию.

Данная позиция обоснована в отношении рядовых граждан, для которых интернет-активность является досугом, хобби. В случаях, когда речь идет о лицах с явно преступными наклонностями, нужен другой подход, и он реализуется.

В российской судебной практике приговоры за экстремизм выносятся и в отношении лиц, совершающих преступления либо открыто заявляющих намерения, в общественной опасности которых сомневаться не приходится. Среди них живодеры и участники запрещенных в РФ террористических организаций.

Московский городской суд в июле 2014 года вынес приговор в отношении Азизбека Инамова, Шамиля Исмаилова, Сайпула Курбанова и Зикруллохона Рахмонходжаева.

Четверым фигурантам дела инкриминировалось покушение на насильственный захват власти, Инамов был признан виновным в вербовке последователей в запрещенную в РФ группировку Хизб ут-Тахрир, а Рахмонходжаева осудили не только за экстремизм, но и за хранение оружия.

В августе 2017 года суд вынес приговор по резонансному делу «хабаровских живодерок». В зависимости от роли и степени участия в совершении преступных деяний Алина Орлова, Алена Савченко и Виктор Смышляев обвинялись в жестоком обращении с животными, разбое и экстремизме, выраженном в возбуждении ненависти к социальной группе «верующие».

Список примеров не является исчерпывающим, и для подобных дел характерны две особенности. Во-первых, в обвинении фигурируют серьезные преступления, говорящие о готовности подсудимых перейти от слов и деклараций к жестоким действиям.

Во-вторых, фигуранты дел обвинялись по части 2 статьи 282 УК РФ — экстремизм в составе группы лиц, сопряженный с угрозой применения насилия. В данных случаях вряд ли можно говорить, что наказание за возбуждение ненависти и вражды получили «случайные» люди.

Из обстоятельств дел можно заключить, что за активностью подсудимых в публичной сфере скрывались преступные намерения, представляющие реальную угрозу обществу.

Есть прецеденты, когда граждане, осужденные только за экстремизм, продолжали заниматься преступной деятельностью. Блогер из Новосибирской области Максим Кормелицкий в 2016 году был приговорен к году и трем месяцам колонии-поселения за оскорбление чувств верующих.

При этом молодой человек уже имел две судимости — за экстремизм (размещение видео с призывами к революции) и ложное сообщение о готовящемся взрыве. Накануне отправки в колонию в отношении Кормелицкого было возбуждено дело о покушении на убийство своей девушки.

Представляется, что в ряде случаев уголовная ответственность за проявления экстремизма обоснована.

Сопровождение разжигающих ненависть публикаций угрозами насилия, как это предусмотрено частью 2 статьи 282 УК РФ, или повторное совершение правонарушений может быть шагом на пути к более опасным преступлениями.

Именно поэтому декриминализация статьи 282 УК РФ носит частичный характер. Действующая редакция второй — более тяжкой части статьи 282 УК РФ — сохраняется как элемент защиты общества от реальных угроз, включающих терроризм и насильственные преступления.

Международные обязательства и зарубежный опыт

Международное сообщество признает экстремизм и порождаемые идеями насилия преступления опасной угрозой, для борьбы с которой требуются совместные усилия со стороны многих государств.

Так в 2001 году Китай, Россия, Киргизия, Казахстан, Узбекистан и Таджикистан подписали Шанхайскую конвенцию о борьбе с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом.

Согласно документу, договаривающиеся государства принимают необходимые меры для того, чтобы указанные проявления, включая экстремизм, не подлежали оправданию по идеологическим и иными причинам и влекли наказание сообразно степени их тяжести.

В 2012 году под эгидой управления Верховного комиссара ООН был принят Рабатский план действий по запрещению пропаганды национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющей собой подстрекательство к дискриминации.

ООН напрямую рекомендует государствам принимать законодательство о борьбе с дискриминацией, включающее профилактические и карательные меры для эффективной борьбы с возбуждением ненависти.

Рабатский план говорит о важности применения соразмерных мер ответственности к нарушителям, реализации дифференцированного подхода к нормам законодательства и недопустимости неоправданного ограничения свободы высказывания. Вместе с тем в документе четко сформулирована позиция, согласно которой особо опасные высказывания можно квалифицировать как уголовные преступления.

https://www.youtube.com/watch?v=_flHFnRATIE

Все это говорит о том, что предусмотренная УК РФ ответственность за возбуждение ненависти и вражды и проводимая реформа статьи 282 отвечают международным требованиям о принятии мер к недопущению проявлений экстремизма.

Для уголовного права зарубежных стран также характерно установление ответственности за высказывания, разжигающие ненависть и побуждающие к насилию. В системе общего права уделяется меньше внимания кодифицированным актам законодательства, однако в Великобритании, например, четко прослеживается борьба с экстремизмом на государственном уровне.

Согласно исследованию Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ отсутствие законодательного определения экстремизма в Великобритании восполняется правоприменительной практикой прокуратуры, полиции и судов.

Королевская прокуратура Великобритании предлагает определять экстремизм как демонстрацию неприемлемого поведения с помощью любых средств или способов (включая использование электронных носителей данных) для выражения взглядов, которые разжигают, оправдывают или прославляют террористическое насилие в целях реализации конкретных убеждений.

Под экстремизмом также подразумевается провокация на совершение опасных преступлений и распространение идей ненависти, способное привести к межобщинному насилию.

Правовой основой для вынесения приговоров за экстремизм является Закон о публичном порядке 1986 года, по которому наказание за проявления ненависти для физических лиц может составлять до 7 лет лишения свободы.

В этом году из-за роста числа преступлений на почве ненависти британский Совет по уголовным наказаниям разработал проект поправок в закон о публичном порядке. Поправки призваны служить руководством для судей при вынесении приговоров за возбуждение ненависти, совершаемое в том числе путем публикаций в интернете. Совет по уголовным наказаниям при рассмотрении дел предлагает английским судьям учитывать такие факторы как влиятельность фигуры обвиняемого, размер аудитории в социальных сетях, создание угрожающих жизни людей ситуаций.

Исходя из публикаций в британской прессе, судебная система и правоохранительные органы страны готовятся реагировать на возросший уровень угроз экстремизма в обществе.

Вместе с тем еще несколько лет назад два жителя Великобритании Джордан Блэкшоу и Перри Сатклиф-Кинан получили по 4 года тюрьмы за призывы к погромам в интернете.

Во время массовых беспорядков в 2012 году молодые люди организовали в встречи для проведения погромов в городах Нортвич и Уоррингтон.

Борьба с экстремизмом: что дальше?

Наличие мер уголовной ответственности за возбуждение ненависти и вражды объективно необходимо. Российская судебная практика показывает, что пропаганда идей ненависти используется террористами, а в ряде случаев публикация экстремистских постов сопровождается более тяжкими преступлениями.

Кроме того, важность принятия мер по профилактике экстремизма декларируется международным сообществом.

С другой стороны, позиция президента РФ, экспертов, правозащитных структур и общества явно указывает на недопустимость правового произвола, формального подхода к уголовному преследованию за возбуждение ненависти и вражды, при котором не учитываются умысел, опасность деяния и направленность публикаций в интернете.

Частичная декриминализация статьи 282 УК РФ стала оптимальным решением, при котором ответственность за очевидно опасные деяния остается, а в отношении значительного количества дел будет применяться более гуманный подход.

В этой связи важны и разъяснения ВС в дополнение к существующим требованиям УК РФ об установлении умысла и степени общественной опасности деяния. Однако на повестке остается ряд важных вопросов, решение которых лежит в плоскостях законодательства и правоприменения.

Это и ответственность владельцев информационных ресурсов, на которых размещается противоправный контент, и избирательный подход правоохранительных органов при мониторинге активности граждан в соцсетях, и заключения экспертов, порой не укладывающиеся в позиции здравого смысла.

Заинтересованные лица уже включились в процесс сбора отзывов и предложений по проблеме ответственности за экстремизм в интернете. СПЧ предлагает уточнить понятие экстремисткой деятельности и отказаться от неопределенных формулировок, владелец крупнейших российских социальных сетей Mail.

ru выразил готовность начать работу над механизмами премодерации в отношении постов, содержащих запрещенные материалы, адвокаты предлагают обратить внимание на смежные с 282 УК РФ статьи и подходы к формированию списков причастных к экстремистской деятельности лиц, ОНФ и Общественная палата РФ считают нужным пересмотреть подходы к проведению судебных экспертиз.

Источник: http://rapsinews.ru/legislation_publication/20181029/290388115.html

Президент прошелся по 282-й

Оскорбление президента рф статья 282 ук рф

Владимир Путин предложил смягчить наказание за поддержку экстремизма

Президент предложил смягчить уголовную ответственность за экстремизм и разжигание ненависти. Благодаря этому более 1500 человек могут быть освобождены от уголовного наказания

Владимир Путин ( Михаил Метцель / ТАСС)

Президент России Владимир Путин внес в Госдуму законопроект, смягчающий уголовную ответственность за экстремизм и разжигание ненависти. Он подразумевает частичную декриминализацию ст. 282 УК РФ. В случае его принятия наказываться в уголовном порядке будут лишь повторные случаи разжигания ненависти.​

«Не во всех случаях привлечение к уголовной ответственности за деяния, предусмотренные ч. 1 ст. 282 (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства) Уголовного кодекса, является обоснованным», — говорится в пояснительной записке к документу.

Поправки будут приняты достаточно оперативно — до конца осенней сессии, сообщил РБК глава думского комитета по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников. Он напомнил, что появлению законопроекта предшествовала общественная дискуссия, в которую были вовлечены органы власти.

Как изменится ответственность за экстремизм​​

Путин предлагает не привлекать к уголовной ответственности за экстремистские высказывания, которые были совершены однократно и не представляли серьезной «угрозы для основ конституционного строя и государственной безопасности». Уголовное наказание будет применяться, только если человек совершил подобное деяние повторно в течение года после привлечения его к административной ответственности за аналогичное действие.

Взамен законопроект дополняет Кодекс об административных правонарушениях новой ст. 20.3.1 — «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства».

По этой статье за публичные (в том числе с использованием СМИ и интернета) действия, «направленные на возбуждение ненависти и/или вражды, на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии или принадлежности к социальной группе», физическим лицам грозит штраф от 10 тыс. до 20 тыс руб., или 100 часов обязательных работ, или административный арест на срок до 15 суток. Для юридических лиц штраф составит от 250 тыс. до 500 тыс. руб.

За повторное в течение года правонарушение предусмотрена уже уголовная ответственность вплоть до лишения свободы на срок от двух до пяти лет.

Правительство поддержало законопроект.

Как наказывают по этой статье

В сентябре судья Верховного суда Олег Зателепин отметил, что «90% от всех осужденных по преступлениям экстремистской направленности совершили их в интернете». По данным судебного департамента Верховного суда, всего в России за пять лет — с 2012 по 2017 год — по ч. 1 ст.

282 было осуждено более 1,5 тыс.​ человек. Из них почти треть (460 человек) — в прошлом году. Число осужденных растет год от года: так, в 2012-м их было всего 118, в 2013-м — 174, в 2014-м — 258, в 2015 году — 369.

После вступления в силу президентских поправок они смогут рассчитывать на освобождение от уголовной ответственности.

Закон будет иметь обратную силу; уже вступившие в силу приговоры по делам, подпадающим под поправки, будут отменены; а уголовные дела, которые сейчас расследуются, будут прекращены, объяснил РБК Крашенинников. Если осужденному вменяли несколько преступлений, в том числе по ч. 1 ст. 282, то наказание ему будет пересчитываться без учета экстремистской статьи, уточнил законодатель.

Правозащитное объединение «Команда 29» насчитало 95 только публичных случаев преследования россиян за лайки и репосты, первый из которых относится еще к 2012 году (речь идет как об административных, так и об уголовных статьях).

Информационно-аналитический центр «Сова», который занимается в том числе и мониторингом неправомерной борьбы с экстремизмом, заявил 2 октября о четырех известных приговорах в отношении пяти человек, которые, с точки зрения экспертов центра, были вынесены в 2018 году при отсутствии самого состава преступления. Однако количество случаев преследования за ксенофобские, но малозначительные и неопасные публикации «Сова» оценила в несколько сотен в год.

РБК ранее изучил статистику Генпрокуратуры и подсчитал, что в первой половине текущего года количество дел за экстремизм по сравнению с аналогичным периодом прошлого года возросло в 40 из 85 регионов. Сильнее всего — в Амурской, Астраханской областях и Карачаево-Черкесии: если в первом полугодии 2017 года там было одно-два таких дела, в 2018 году их число выросло до шести—тринадцати.

Почему решили смягчить преследование за репосты

Хотя практика преследования за высказывания и репосты в интернете существует несколько лет, активно обсуждать ее в органах власти начали только этим летом.

В июне депутат Госдумы Сергей Шаргунов на прямой линии с Путиным задал вопрос о «доходящем до маразма» преследовании по «экстремистским» статьям УК.

Путин в ответ заявил, что правоприменительную практику по уголовным делам об экстремизме необходимо проанализировать, чтобы не допустить «абсурда».

Вскоре Шаргунов и лидер партии «Родина» Алексей Журавлев внесли законопроект о декриминализации ненасильственного экстремизма. В Верховном суде его раскритиковали.

С августа на тему наказаний за лайки и репосты в соцсетях высказались крупные интернет-компании, несколько политиков и ведомств. Освободить от наказаний интернет-пользователей, чьи высказывания не имеют общественно опасных последствий, призвала компания Mail.

Ru Group — владелец соцсети «ВКонтакте» (большинство случаев преследования за экстремизм связаны с пользователями этой соцсети).

Призыв к декриминализации наказаний за репосты поддержали представители Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций, а также уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова.

Отмену наказаний за репосты приветствовали и в РПЦ. В Генпрокуратуре заявляли о намерении взять под контроль все экстремистские дела, спикер Госдумы Вячеслав Володин обещал изучить возможность декриминализации действий в соцсетях.

«Обсуждение началось прямо с подачи Путина. До прямой линии оно носило характер стонов в оппозиционных медиа, а после нее проблему приняли всерьез, и обсуждение пошло совсем в другом масштабе», — заявил РБК директор центра «Сова» Александр Верховский.

Однако некие непубличные решения, скорее всего, были приняты в начале года или в конце прошлого, рассуждает эксперт: «Можно косвенно судить, что безудержный рост дел за высказывания, который появился в начале десятилетия, в этом году прекратился вовсе или очень сильно снизился.

Статистики Верховного суда по приговорам в первой половине 2018 года пока нет, но я думаю, что суммарно количество осужденных будет плюс-минус на уровне предыдущего года».

Это наводит на мысль, что публичная часть дискуссии была в той или иной степени срежиссирована, говорит Верховский.

По данным МВД, в январе—августе 2018 года количество зарегистрированных преступлений экстремистской направленности снизилось на 1,4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Что предлагали СПЧ и Верховный суд

После масштабного обсуждения преследования за репосты свои предложения по реформе экстремистских статей УК предложили президентский Совет по правам человека и Верховный суд.

СПЧ предлагал полностью отменить ч. 1 ст. 282 УК — любые экстремистские высказывания, не связанные с насилием, предлагалось перевести в разряд административных правонарушений. Насилие должно считаться основным квалифицирующим признаком экстремизма, следовало из рекомендаций СПЧ.

Также в совете считали, что необходимо «сузить легальное определение экстремистской деятельности»: термины «разжигание социальной розни», «утверждение религиозного превосходства», «принадлежность к социальной группе» невозможно трактовать однозначно. Кроме этого СПЧ предлагал полностью декриминализовать ст.

148 УК РФ об оскорблении религиозных чувств, одновременно дополнив КоАП отягощенным составом оскорбления.

Верховный суд 20 сентября принял постановление пленума, дополняющее рекомендации судам при рассмотрении дел об экстремизме.

ВС указал, что сама по себе публикация или репост материала не указывает на цель возбудить ненависть или вражду; наличие такой цели в деле должно быть строго доказано.

Кроме того, суды должны принимать во внимание характер и степень опасности экстремистских публикаций для общества: их контекст, а также размер и состав аудитории.

Что изменится на практике

Адвокаты и эксперты многократно обращали внимание на неудачное применение ст. 282 УК, имеющей излишне репрессивный характер, заявил управляющий партнер адвокатского бюро «Деловой фарватер» Роман Терехин. Он напомнил, что на чрезмерное преследование за экстремизм в России неоднократно обращал внимание и ЕСПЧ.

Предложенные меры — это минимальная уступка, и их явно недостаточно, чтобы решить проблему неправомерного преследования за экстремизм, считает Верховский.

Он обращает внимание, что поправки предполагают наказание за экстремистские высказывания для юрлиц; в действующем законодательстве их не предусмотрено.

Это, по словам Верховского, ​ ставит под удар как редакции СМИ, так и любые организации, у которых есть сайт и страницы в соцсетях.

Источник: https://www.rbc.ru/newspaper/2018/10/04/5bb46f599a79471c4797ee50

Оскорбление президента рф статья 282 ук рф

Оскорбление президента рф статья 282 ук рф

Смотреть комментарии. Почему адвокаты считают, что частичная декриминализация «антиэкстремистской» статьи не уменьшит количество уголовных дел.

По данным Генеральной прокуратуры РФ, в прошлом году Дагестан стал лидером по количеству преступлений экстремистской направленности. В республике зарегистрировано 75 таких нарушений закона.

Согласно той же статистике, количество предварительно расследованных преступлений экстремистской направленности примерно совпадает с числом зарегистрированных.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

  • Правозащитники остались недовольны предлагаемым смягчением наказания по статье 282 УК
  • Реформа 282 УК РФ: смягчение необходимо, полная отмена невозможна
  • Владимир Путин внес в Госдуму законопроект о частичной декриминализации статьи 282 УК РФ
  • Принят закон Президента о частичной декриминализации статьи 282 УК РФ
  • Подписан закон о смягчении статьи 282 УК РФ
  • «Статья никуда не делась»
  • В России прекратили ещё два дела об экстремизме в соцсетях

Правозащитники остались недовольны предлагаемым смягчением наказания по статье 282 УК

Смотреть комментарии. Почему адвокаты считают, что частичная декриминализация «антиэкстремистской» статьи не уменьшит количество уголовных дел. По данным Генеральной прокуратуры РФ, в прошлом году Дагестан стал лидером по количеству преступлений экстремистской направленности.

В республике зарегистрировано 75 таких нарушений закона. Согласно той же статистике, количество предварительно расследованных преступлений экстремистской направленности примерно совпадает с числом зарегистрированных.

В конце декабря прошлого года президент России Владимир Путин подписал два закона о частичной декриминализации статьи путем введения механизма административной преюдиции.

Так в Кодексе об административных правонарушениях появилась новая статья По новой административной статье нарушителя могут оштрафовать на тысяч рублей, отправить на обязательные работы сроком до часов или под арест на срок до 15 суток.

Статья УК также сохраняется, но по первой части ответственность наступает после «привлечения к административной ответственности за аналогичное деяние в течение одного года».

То есть, если человек впервые совершил преступление, предусмотренной первой частью «антиэкстремисткой» статьи, то применяется административное наказание. С момента введения поправок были прекращены десятки уголовных дел по й статье за посты и репосты в интернете.

Самые известные из них — дела экс-полковника ГРУ Владимира Квачкова, которого на днях освободили от наказания за экстремизм, и Марии Мотузной из Барнаула, обвинявшейся в экстремизме из-за публикаций в соцсетях.

Несколько дел было прекращено против крымско-татарских активистов. Четвертая за 10 дней.

Уголовное дело крымскотатарской активистки Гульсум Алиевой, обвиняемой статьи УК РФ за публикацию несуществующей цитаты философа Ивана Ильина, прекращено по ходатайству адвоката Алексея Ладина и в связи с декриминализацией», — писал в конце января руководитель Международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. Однако «Кавказ. Реалии» не смог найти примеров прекращения дел по статье, возбужденных на Северном Кавказе, а местные адвокаты в «настоящую декриминализацию» не верят.

Так что, по моему мнению, какого-то фактического смягчения однозначно не будет, а будут штамповать «административки» и сотрудники полиции и «работающие» с ними люди будут ждать рецидива — второго «экстремистского поста», — считает адвокат из Чечни, попросивший не называть его имени. С другой стороны, у людей, попавшихся на «административку», есть возможность в дальнейшем быть более аккуратными, отмечает он.

В любом случае, сама статья никуда не делась. Прокуроры будут тормошить полицейских, мол, недостаточно таких-то статей, надо делать. И те будут их делать», — говорит адвокат.

Надо будет посмотреть, что принесет год по этим статьям, по статистике за этот год будет видно, действительно ли эту статью смягчили, считает он.

Все эти последние законы, в основном, направлены на интернет, отмечает он, поскольку в режимном государстве мало кто будет высказываться публично, а в группах продолжат переписываться, смеяться над церковниками, оскорблять власть.

Источник: https://kimberlybeckerviolinist.com/semeynoe-pravo/oskorblenie-prezidenta-rf-statya-282-uk-rf.php

Согласно Закону
Добавить комментарий