Закон о судебной системе рф 2018

Разобраться в инстанциях в условиях судебной реформы

Закон о судебной системе рф 2018

25 июня 2019 г. 20:43

Адвокатам рассказали о производстве в апелляционном и кассационном судах общей юрисдикции по уголовным делам

Вторую лекцию в рамках состоявшегося 25 июня вебинара ФПА РФ прочитал профессор кафедры судебной власти факультета права НИУ ВШЭ, заслуженный юрист РФ, федеральный судья в отставке Сергей Пашин. Он объяснил основную суть нововведений в российской судебной системе и рассказал, как правильно подавать апелляционные и кассационные жалобы с учетом этих перемен.

Начиная свое выступление, Сергей Анатольевич отметил, что существует большая вероятность принятия уже в самое ближайшее время Постановления Пленума Верховного Суда РФ по вопросам кассации по уголовным делам, где будет учтено, что судебная система России пополнилась апелляционными и кассационными судами.

Он напомнил, что сейчас в России реализуется Федеральная целевая программа «Развитие судебной системы на 2013–2020 годы», утвержденная Постановлением Правительства РФ от 27 декабря 2012 г. № 1406. Одной из задач программы является повышение доверия к отечественному правосудию с 6 до 50%.

Эта задача до сих пор не достигнута, с сожалением заметил лектор. В то же время каких-то изменений, касающихся апелляционных и кассационных судов данная программа не предусматривала.

Следовательно, те нововведения, которые все-таки сейчас реализуются в этой части судебной системы, являются спонтанными и не имеют государственной направленности.

Долгое время апелляция по новому УПК РФ затрагивала только дела, рассматриваемые мировыми судьями, отметил Сергей Пашин. Приговоры мировых судей могли быть обжалованы в районных судах.

Пересмотр приговоров федеральных судов осуществлялся в порядке так называемой советской кассации, которая существовала в российском уголовном судопроизводстве до 1 января 2013 г.

, когда она сменилась апелляцией.

Сравнив данные статистики за 2012 и 2013 г., профессор отметил, что введение апелляции не привело к существенному увеличению оправдательных приговоров. Это, по его мнению, дает основания сомневаться в эффективности реформы.

Лектор обозначил законодательную базу последних нововведений в рассматриваемой сфере. В первую очередь это Федеральный конституционный закон от 29 июля 2018 г.

№ 1-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» и отдельные федеральные конституционные законы в связи с созданием кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции», а также федеральные законы о внесении изменений в УПК РФ, принятые в 2018 г.

Сергей Пашин уделил особое внимание вопросу отличий апелляции от кассации, обращаясь при этом как к отечественной, так и зарубежной судебным системам.

Так, апелляция рассматривает только не вступившие в силу судебные акты, причем их обжалование возможно и по форме, и по существу. Кроме того, в апелляционной инстанции возможно непосредственное исследование доказательств, тогда как в кассационной идет только «работа по бумагам».

Важной характеристикой апелляции является возможность поворота к худшему для подсудимого. В кассации такой поворот запрещен.

В результате последних нововведений полномочия судебных коллегий Верховного Суда РФ по уголовным делам и по делам военнослужащих были переданы пяти апелляционным судам общей юрисдикции и одному апелляционному военному суду.

В то же время созданные 9 кассационных судов общей юрисдикции получили полномочия, ранее принадлежавшие президиумам областных и равных им судов, что, по мнению профессора, является существенным перераспределением власти.

В ходе лекции участники вебинара получили общие сведения о новой структуре кассационных и апелляционных судов, местах их постоянного пребывания и вопросах судоустройства в этих судах.

Так, среди новшеств, относящихся к обжалованию приговоров в апелляции, Сергей Пашин назвал введение 45-дневного срока на рассмотрение апелляционной жалобы и установление порядка, когда промежуточные акты областных и равных им судов (например, о продлении содержания под стражей) обжалуются в апелляционные суды.

https://www.youtube.com/watch?v=dFVgRqgdo4Q

Сергей Пашин отдельно остановился на системе двух кассаций: сплошной и вызывной. Сплошная кассация рассматривает все жалобы, которые в нее поступили.

А вызывная кассация, действующая на основе Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, предполагает предварительное рассмотрение жалобы одним судьей. Он единолично решает, допустить ли жалобу до рассмотрения коллегией или нет.

Жалоба в сплошную кассацию должна подаваться через суд первой инстанции, а в вызывную – непосредственно в кассационную инстанцию (в Верховный Суд РФ).

Участникам вебинара были представлены пошаговые схемы подачи апелляционных и кассационных жалоб на приговоры мирового судьи, суда первой инстанции и судебной коллегии областного суда.

Лектор также объяснил особенности процедуры возвращения жалобы без рассмотрения. Среди прочего он рассказал о сложившейся практике, когда возврат жалобы как не соответствующей требованиям закона осуществляется судейскими письмами.

По информации Сергея Пашина, Верховный Суд РФ собирается указать, что возврат жалобы без рассмотрения может быть обжалован в апелляции.

То есть такой возврат следует осуществлять не судейскими письмами, а процессуальным актом (постановлением).

Сергей Анатольевич напомнил, что лицо, обращающееся с кассационной жалобой, имеет право на помощь защитника в кассационной инстанции, даже если в суде первой инстанции оно отказалось от помощи адвоката. Суд первой инстанции может назначить отдельного защитника для целей подготовки к принесению жалобы, а также для целей совместного дополнительного ознакомления с материалами дела.

По окончании лекции Сергей Пашин ответил на вопросы слушателей. Так, на вопрос, приведет ли судебная реформа к повышению эффективности правосудия и увеличению количества оправдательных приговоров, судья в отставке ответил с изрядной долей скепсиса.

По его мнению, эффективность правосудия сохранится на прежнем уровне, поскольку нет предпосылок для того, что судьи, воспитанные в прежней системе, станут тщательнее работать. По той же причине не будет расти и число оправдательных приговоров. Опыт показывает, что, начиная с советских времен, уровень отмены и изменений приговоров колеблется между 5 и 7%.

Сергей Пашин назвал это сложившейся аппаратной культурой. Перемены, по его убеждению, возможны лишь тогда, когда вышестоящие судьи перестанут курировать нижестоящих.

Повтор вебинара состоится в субботу, 29 июня.

Сергей Гусев

Источник: https://fparf.ru/news/fpa/razobratsya-v-instantsiyakh-v-usloviyakh-sudebnoy-reformy/

Уехать от давления и коррупции

Закон о судебной системе рф 2018

Апелляционных судов, то есть пересматривающих решения, не вступившие в силу, предлагается создать пять. Центры судебных апелляционных округов, по мнению законодателей, должны быть в Воронеже (с филиалом в Иваново), Санкт-Петербурге, Краснодаре (с филиалом в Сочи), Нижнем Новгороде, Томске.

В каждом из выбранных городов ВС уже нашел здания для размещения новых инстанций.

Например, Второй федеральный кассационный суд в Москве предлагается разместить на Баррикадной улице, в здании, где сейчас расположены Высшая квалификационная коллегия судей и Совет судей России.

В Петербурге под новые судебные органы планируется отдать бывшее здание горсуда и строящийся объект на территории комплекса городского арбитражного суда.

Всего, по подсчетам Верховного суда, создание кассационных и апелляционных судов обойдется в 4,4 млрд руб., при этом около 3 млрд руб. придется на дополнительные бюджетные ассигнования. Эти цифры включают в себя оснащение техникой и мебелью, а также выплаты судьям и работникам аппаратов областных (и равных им) судов в связи с увольнением или переводом.

В ходе реформы из штатов региональных судов будут выведены почти тысяча судей (по данным на октябрь 2016 года в федеральных судах общей юрисдикции работало 22 610 судей).

Им предложат перевестись в новые инстанции с повышением оклада и компенсацией расходов на переезд в другой регион. Судьи, которые не согласятся, будут отправлены в отставку с солидным выходным пособием. Также в случае принятия законопроекта около 1,7 тыс.

госслужащих (это помощники судей, секретари, прочие сотрудники аппаратов судов) могут быть уволены по сокращению.

Реформа нужна «в целях максимального обеспечения независимости и самостоятельности» инстанций, пересматривающих судебные акты, говорится в пояснительной записке к законопроекту.

Так, сейчас жалобы на решения районных, городских и гарнизонных военных судов рассматривают суды субъектов (или военных округов) — то есть дело остается в том же регионе, где оно слушалось в первой инстанции.

А апелляционные определения областных или равных им судов проверяют в кассационном порядке их же президиумы. Это создает риски для независимости судопроизводства, полагают авторы законопроекта.

Создание особых апелляционных и кассационных судов к тому же позволит «оптимизировать судебную нагрузку», утверждается в пояснительной записке.

Например, Верховный суд освободится от обязанности рассматривать апелляции на решения, вынесенные судами субъектов, что «будет соответствовать экстраординарному характеру» этого органа.

А областные, республиканские и равные им суды смогут сосредоточиться на рассмотрении важных дел в первой инстанции, полагают в ВС.

Виктор Коротаев / «Коммерсантъ»

«Это очень системный, важный закон. Он носит антикоррупционный характер, поскольку региональное начальство даже думать не будет о том, чтобы давить [на судей]. И работа над этим законом шла много-много лет», — отметил в беседе с РБК глава комитета Госдумы по законодательству единоросс Павел Крашенинников.

Первый зампредседателя комитета по законодательству Юрий Синельщиков (КПРФ) также считает правильным, что «эти суды не будут закреплены за субъектом, чтобы не могли на них влиять губернаторы и мэры». Реформа поможет сократить коррупционность в судебной системе, согласился в разговоре с РБК и член комитета по законодательству, представитель Госдумы в Верховном суде Николай Брыкин.

Региональные суды в ходе реформы лишатся львиной доли своей нагрузки. Например, в 2016 году областные, краевые, республиканские и приравненные к ним суды рассмотрели в первой инстанции всего 1,8 тыс. уголовных дел, следует из статистики судебного департамента ВС. При этом апелляций и кассаций на решения по уголовным делам те же суды рассмотрели более 376 тыс.

Сейчас в качестве первой инстанции региональные суды слушают только дела по наиболее серьезным статьям УК — об убийстве двух и более лиц, педофилии, теракте, создании организованного преступного сообщества, госизмене и прочих особо тяжких преступлениях. Кроме того, в облсуды попадают дела, содержащие гостайну, а также возбужденные в отношении федерального парламентария или судьи.

Таких дел в общей массе немного. Например, в Мосгорсуде всего десять судей, слушающих уголовные дела в первой инстанции. А судей, которые рассматривают апелляции на решения районных судов столицы по уголовным делам, — 80, и в случае принятия закона работать в Мосгорсуде все они прекратят. 

Цель реформы — перераспределение власти, считает федеральный судья в отставке Сергей Пашин. «Это средство ослабить региональные элиты.

Власть председателей областных, краевых и приравненных к ним судов серьезно уменьшится и сосредоточится в Верховном суде», — объяснил эксперт.

Кроме того, перемены позволят «раздать начальнические места некоторым особо заслужившим людям» и тем самым «перекроить карту» влияний, отметил Пашин в разговоре с РБК.

Ближе к ВС, дальше от народа

В смысле защиты прав граждан идея ВС «совершенно пагубна», считает Пашин: «Суды станут ближе к Верховному суду, но дальше от населения. Для людей это крайне неудобно, они иногда с трудом и в районный суд добираются. А здесь, чтобы присутствовать на рассмотрении апелляционной жалобы, придется ехать даже не в губернский город, а еще дальше».

К восстановлению свободы и самостоятельности судейских решений предложение ВС также не имеет отношения, убежден судья в отставке: «Самостоятельность связана с независимостью от судейского начальства. А здесь начальство просто меняется. Тасуется все та же номенклатурная колода. Гарантий свободы внутреннего убеждения судей и оценки доказательств эта реформа не дает».​

Вопрос об эффективности реформы — спорный, «особенно учитывая затраты на создание такой системы судов», сказал РБК ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге Кирилл Титаев. Он согласен, что выделение апелляционных и кассационных инстанций в отдельные судебные органы может повысить независимость судов. Однако основных проблем российского судопроизводства реформа, скорее всего, не решит, считает Титаев.

«Что касается дел об административных правонарушениях и уголовных дел, то здесь существует базовое предубеждение в пользу государства — так называемый обвинительный уклон. И в этом смысле реформа может оказаться не столь эффективной, насколько на нее рассчитывают, — убежден Титаев.

— Даже сейчас, когда дела пересматриваются, казалось бы, совершенно независимой инстанцией по отношению к нижестоящему суду, судьи уверенно принимают сторону обвинения. Даже если доказательства, представленные обвинением, не до конца убедительны».

Если же говорить о гражданских делах, то здесь «нет оснований обвинять суды общей юрисдикции в предвзятости даже в существующем режиме», полагает эксперт.

«Сейчас на всех уровнях есть понимание, что судебная система явно нуждается в реформировании. Но есть проблемные зоны, которые требуют изменений в гораздо более экстренном режиме», — подытожил Титаев.

Законопроект, скорее всего, примут в первом чтении в весеннюю сессию Госдумы, сказал РБК Крашенинников. Но работа над реформой может занять весьма продолжительное время: «Это, во-первых, финансовая история, во-вторых, законодательная.

Потому что нужно вносить поправки не только в закон о судебной системе, но и в процессуальное законодательство. Это все потребует времени».

Говорить о том, что закон может заработать уже в следующем году, было бы «очень оптимистично», добавил Крашенинников.

Не исключено, что законопроект внесен под выборы президента и перед посланием Владимира Путина Федеральному собранию, в котором он может упомянуть инициативу Верховного суда, сказал РБК собеседник в профильном комитете Госдумы. Разработка и внесение законопроекта «не приурочены ни к какой дате», возражает Крашенинников.

Авторы: Маргарита Алехина, Мария Макутина

При участии: Наталья Демченко

Источник: https://www.rbc.ru/society/28/01/2018/5a6b1bc99a794722c3364c5d

Как реформировать судебную систему

Закон о судебной системе рф 2018

Реформирование любой системы может идти двумя путями – от идеального образа, к которому мы стремимся, или же от исправления существующих недостатков

Александра Астахова / Ведомости

В январе 2018 г., выступая в Верховном суде, Владимир Путин обозначил ряд мер по реформированию судебной системы – это далеко не полный перечень того, что было предложено экспертами ЦСР (их доклад опубликован в четверг). Содержательный перечень мер во многом определяется более общей логикой реформирования.

Реформирование любой системы может идти двумя путями – от идеального образа, к которому мы стремимся, или же от исправления существующих недостатков. Это принципиальная развилка. Первый путь хорош в ситуации, когда некоторый институт создается с чистого листа или после полного разрушения старого. В таком положении, например, были авторы Судебных уставов 1864 г.

В дореформенной России судебной системы как таковой не было. Множество дел разрешалось административными органами, в разрешении дел участвовали губернаторы и множество других чиновников, а собственно суды не были организационно обособленными.

Инерция старых привычных способов действия и встроенных в них интересов была слабой, и в короткое время удалось создать вполне приличную для своего времени судебную систему.

Принцип разрушения старой системы «до основанья», люстрации кадров и создания новой восторжествовал в России после революции 1917 г.

Все прежние суды были упразднены, а вместо них созданы местные суды, а затем единая система народных судов, в которых коллегия состояла из судьи и народных заседателей.

Ядром советской системы стала уголовная юстиция, ее кадровым идеалом долгое время был народный, а не профессиональный судья, понимающий классовую сущность правосудия и готовый служить интересам государства.

Однако такие радикальные эксперименты относительно редки в истории, даже в условиях победивших революций и смены режима. После падения социалистических режимов в странах Восточной Европы ни в одной стране не было тотального запрета на профессию.

Почти везде судьи и прокуроры должны были пройти «биографический контроль» – проверку на факт сотрудничества с бывшим руководством и спецслужбами, на вынесение неправосудных (читай – политических) приговоров, но везде они сохраняли возможность занять судейское кресло в случае отсутствия компрометирующих эпизодов. Более жесткие меры были введены в Румынии.

Там парламент дважды принимал закон о том, что сам факт работы в судебных и прокурорских органах является компрометирующим, но Конституционный суд вскоре отменил оба закона.

Наиболее радикальными были реформы в странах Балтии, поскольку они сопровождались практической люстрацией. Законы начала 1990-х требовали от судьи, как и от любого госслужащего, наличия гражданства (т. е. предков, проживавших на территории страны до 1940 г.) и свободного владения национальным языком. Фактически большая часть советских судей этим требованиям не удовлетворяла.

Россия имела окно возможностей для судебной реформы сразу после 1991 г. Подход был смешанным: что-то можно было сделать с нуля, построить от идеала, что-то изменить и улучшить путем точечных изменений.

Системе арбитражных судов повезло: она была создана практически с чистого листа (наследие советского министерского госарбитража было минимальным).

Хотя решение такой масштабной задачи потребовало десятилетий, в итоге получилась вполне современная и эффективная система, которая помогла вывести бизнес из тени и внесла свой вклад в экономический рост нулевых.

Система судов общей юрисдикции реформировалась в несколько попыток и с противоречивыми результатами. Это было постепенное расширение гражданского судопроизводства и периодические попытки поменять работу системного ядра – бывшей советской уголовной юстиции.

Сначала эта работа была сосредоточена в администрации президента (там был целый отдел по судебной реформе), но после 1993 г. работа переместилась в Верховный суд, к ней подключились и законодатели, и исполнительная власть.

В результате удавались те изменения, которые касались материальной части судебной системы, но буксовали те, которые должны были демонтировать практику советских правоохранительных органов и сделать судебную систему независимой ветвью власти.

Многие идеи были хороши на бумаге, но на практике менялись под воздействием ведомственных интересов и повседневных привычек работников. Авторы нового Уголовно-процессуального кодекса 2001 г., например, заложили в новый УПК целый ряд принципиальных новаций.

Однако уже через несколько лет произошел возврат к составлению полного обвинительного заключения (по сути, черновика приговора) вместо простого перечня доказательств, как то предполагалось изначально. Система приспособилась и начала имитировать множество вещей, заложенных в УПК, не поменяв работу содержательно.

Так случилось с рассмотрением судами вопроса о взятии под стражу. На первый взгляд сейчас все обстоит как положено: именно суд принимает решение об избрании меры пресечения. Однако фактически дискуссия между сторонами обвинения и защиты на этом уровне невозможна.

Суды практически не учитывают аргументы, что ни помешать следствию, ни скрыться подсудимый не сможет, они полностью доверяют следствию. По сути, как раньше это решение принимала связка «следователь – прокурор», так это происходит и сейчас.

Есть основания утверждать, что причина провала реформы уголовного судопроизводства в том, что ее авторы отталкивались от умозрительных соображений, а не от реальных проблем и практик работы правоохранительной и судебной систем. В результате часть изменений была отторгнута, часть сымитирована и только те, которые отвечали логике дореформенной системы (например, формализация роли начальника следственного органа), воплотились на практике.

Из этих рассуждений может последовать неприятный вывод о том, что любая реформа обречена на провал: повседневная практика работы большой организации перемелет любые изменения. Остается только ждать резкой смены баланса сил, по сути, революционного сценария.

Однако это не так. Изменения возможны там, где при проектировании реформы максимально учитывается повседневная практика рядовых сотрудников. Ее изменение и есть главная и конечная цель любой реформы.

Где-то полезно даже ограничить доступ к судебной системе: суды загружены копеечными исками государственных органов – надо ограничить госорганы в праве подачи таких исков.

Где-то это поиск точечных решений: если мы считаем, что карьера «секретарь суда – помощник судьи – судья» ухудшает качество кадров, нужно отменить требование высшего юридического образования для секретарей.

Эта должность перестанет давать юридический стаж, и, перед тем как пойти в помощники судей (требуется стаж три года), юристы будут вынуждены приобретать опыт за пределами судебной системы.

Где-то это изменение организационных полномочий и процедур – сейчас именно председатели судов находятся под самым серьезным контролем со стороны судебной вертикали и президентской администрации. Председатель и его заместитель проходят полную процедуру переназначения раз в шесть лет, нужно сделать эту должность выборной – и зависимость судей от вертикали ослабнет. Возможно, именно такие точечные решения, основанные на понимании того, как работает система, и могут сработать.

Для описанного подхода к реформе важна полнота и последовательность реализации. Их отсутствие, т. е. блокирование судебной реформы, лишь приблизит обстоятельства, в которых более соблазнительным будет катастрофический сценарий «до основанья, а затем».

Авторы — научный руководитель, ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2018/02/08/750281-reformirovat-sudebnuyu-sistemu

В федеральный конституционный закон (ФКЗ) «О судебной системе РФ» за все время после его принятия была внесено лишь около десяти поправок. Однако некоторые из них оказали значительное влияние на работу судебной системы. В частности, они касались ее структуры, требований, предъявляемых к кандидатам на должность судьи, и порядку назначения их на должность, возрастных критериев и др.

О том, как на протяжении двух десятков лет видоизменялся ФКЗ «О судебной системе РФ» рассказывает в рубрике «Исторические хроники» депутат Госдумы РФ первого созыва, журналист, сопредседатель историографического сообщества «Политика на сломе эпох» Алла Амелина.

Итак, федеральный конституционный закон «О судебной системе РФ» после продолжительных согласований между двумя палатами Федерального собрания в декабре 1996 года был принят и вступил в силу. 

Казалось бы, все нюансы учтены, по всем разногласиям найдены компромиссы. Но жизнь не стоит на месте. За прошедшие двадцать с лишним лет в закон было внесено более 10 поправок. Это сравнительно немного, что свидетельствует о том, что ФКЗ действительно был хорошо проработан. Тем не менее по ряду позиций он изменился, в некоторых случаях — достаточно существенно.

Для более наглядного представления о динамике изменений, внесенных в ФКЗ «О судебной системе РФ», можно разбить их на три группы. 

К первой группе отнесем наиболее существенный пакет поправок, касающихся структуры судебной системы, и рассмотрим их в хронологическом порядке.

В 2003 году в судебной системе РФ были образованы арбитражные апелляционные суды — для рассмотрения дел в пределах своей компетенции в качестве суда апелляционной инстанции, а также по вновь открывшимся обстоятельствам. 

Таким образом апелляционная инстанция отделялась от первой судебной инстанции. Это исключало положение, при котором в арбитражном суде субъекта РФ не только решение принималось, но и его проверка осуществлялась.

Некоторые положения федеральных конституционных законов об арбитражных судах и о судебной системе были скорректированы в 2009 году в связи с созданием Дисциплинарного судебного присутствия — специализированного органа, принимающего окончательные решения по жалобам на решения органов судейского сообщества о досрочном прекращении полномочий судей за совершение ими дисциплинарных проступков.

Дисциплинарное присутствие являлось федеральным судом и входило в судебную систему России. Однако в 2014 году оно было упразднено, а вопросы, отнесенные к его ведению, переданы в юрисдикцию Дисциплинарной коллегии Верховного Суда РФ.

Изменения, внесенные в 2011 году, были обусловлены созданием в системе арбитражных судов специализированного Суда по интеллектуальным правам.

Он занимался делами об оспаривании нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере охраны результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации. К его подсудности также относятся споры о предоставлении или прекращении такой охраны.

При этом сторонами дела могут быть любые организации, ИП или граждане. Для изучения специальных вопросов, возникающих по конкретным делам, в аппарате суда формируются группы советников, обладающих соответствующей квалификацией.

В 2014 году было принято два закона о внесении изменений в ФКЗ «О судебной системе РФ», причем с разницей всего в два дня. Так, 3 февраля из закона было исключено понятие «народный заседатель». Этот институт упразднили в рамках судебной реформы. Вместо него, был введен суд с участием присяжных заседателей.

А 5 февраля закон был скорректирован наиболее существенным образом — в связи с внесением в Конституцию РФ поправки, упраздняющей Высший арбитражный суд с передачей его функций заново создаваемому Верховному суду РФ.

Обновленный ВС РФ стал высшим судебным органом не только по гражданским, уголовным, административным делам, но по разрешению экономических споров. При этом арбитражные суды сохранены: окружные, апелляционные, региональные, специализированные.

И, наконец, в 2018 году было решено создать структурно самостоятельные кассационные и апелляционные суды, отнесенные к федеральным судам общей юрисдикции и действующие в пределах территории соответствующих судебных округов. На основании этих изменений создано 9 кассационных и 5 апелляционных судов. Установлено также, на территории каких регионов они действуют и каковы места их постоянного пребывания. 

Кроме того, в систему военных судов, помимо окружных (флотских) и гарнизонных, решено включить кассационный и апелляционный военные суды. Прописаны их полномочия и порядок организации работы.

Принципиальное отличие установленного порядка от прежнего — четкое распределение между разными судами функций по проверке и пересмотру судебных постановлений в апелляционном и кассационном порядке, которые ранее были сконцентрированы в одних и тех же судах.

Во вторую группу объединены поправки в ФКЗ «О судебной системе РФ», касающиеся требований, предъявляемых к кандидатам на должность судьи, порядка назначения судей на должность, объема их полномочий и пр.

Самые первые изменения и дополнения в закон были приняты в 2001 году и касались именно этих вопросов.

В частности, требования к кандидатам на должность судьи были дополнены требованием об отсутствии у них заболеваний, препятствующих исполнению полномочий.

В связи с этим введено предварительное медицинское освидетельствование кандидата на должность судьи. Предусматривалась также возможность привлечения судьи к дисциплинарной ответственности.

В 2009 году из закона исключили норму, предусматривающую возможность присвоения работникам аппарата суда в военных судах воинских званий.

Корректировкой условий работы судей ознаменован 2012 год. Были внесены изменения в законы о статусе судей, о госзащите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов, о дополнительных гарантиях соцзащиты судей и работников аппаратов судов, о мировых судьях. Соответствующие поправки были внесены и в рассматриваемый ФКЗ. 

Так, вместо норм о зарплате судей, введены положения о ежемесячном денежном вознаграждении, состоящем из месячных окладов, доплат за выслугу лет, ученую степень, звание доцента, профессора, почетное звание «Заслуженный юрист РФ», а также из неких ежемесячных денежных поощрений. В отдельных случаях возможна также ежемесячная доплата за знание иностранных языков и их использование при исполнении должностных обязанностей.

Закреплено, что размер должностного оклада Председателя Конституционного суда РФ утверждается указом Президента РФ. Размеры должностных окладов судей КС РФ при этом устанавливаются в предусмотренном законом процентном отношении к этой сумме.

Размер должностного оклада Председателя Верховного суда РФ — 98% от должностного оклада Председателя КС РФ. Оклады судей — также в процентном отношении к этой сумме, предусмотренной законом.

Закреплено, что размеры должностных окладов судей ежегодно индексируются с учетом уровня инфляции. Решение об индексации принимает Президент РФ.

Оклады за квалификационный класс составляют от 30 до 150 процентов должностных окладов, доплата за выслугу лет — от 15 до 50 процентов тех же сумм.

Классов при этом стало больше: высший и классы с 1 по 9 (ранее — высший и с 1 по 5).

В 2018 году законодатель решил разграничить правила наделения полномочиями Председателя ВС РФ, его заместителей, судей ВС РФ и председателей, заместителей председателей и судей других судов.

Дело в том, что ВС РФ не входит в систему судов общей юрисдикции. Согласно поправкам порядок наделения полномочиями его сотрудников устанавливается законами о ВС РФ и о статусе судей. Для остальных судов — соответствующим федеральным конституционным законом и также законом о статусе судей.

Кроме того, изменениями этого года определен механизм признания судьи ВС РФ нуждающимся в жилье и постановки его на учет для предоставления выплаты на приобретение и строительство. 

И, наконец, третья группа поправок, регулирующих возрастные критерии и сроки пребываний судей в должности.

В 2001 году было установлено, что Председатели Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ, председатели верховных судов республик, краев, областей, судов городов федерального значения, автономных округов, военных судов и т. д. по нисходящей назначаются на должность сроком на шесть лет, но не более двух сроков подряд.

Предельный возраст пребывания в должности судьи, за исключением судей Конституционного Суда РФ, — 65 лет.

Спустя четыре года этот критерий был изменен, и предельный возраст пребывания в должности судьи федерального суда повышен с 65 до 70 лет.

Поправки в ФКЗ 2005 года также гласили, что полномочия судьи прекращаются в связи с истечением их срока или по достижении им предельного возраста пребывания в должности.

Ранее полномочия прекращались или приостанавливались только по решению соответствующей квалификационной коллегии судей.

Некоторые ограничения с высших лиц Верховного суда РФ было решено снять в 2012 году. Теперь Председатель ВС РФ и его заместители могут назначаться на данные должности неограниченное количество раз подряд (ранее — не более 2 раз подряд). Также с Председателя ВС РФ снято ограничение по предельному возрасту пребывания в должности.

А в 2018 году поправкой в ФКЗ был установлен предельный возраст пребывания в должности председателя арбитражного суда округа, председателя кассационного суда общей юрисдикции, заместителя Председателя Верховного Суда РФ, заместителя Председателя Конституционного Суда РФ — 76 лет.

***

Так на протяжении двух десятков лет видоизменялся федеральный конституционный закон «О судебной системе РФ». Добавим, что базовые положения ФКЗ остались неизменными.

А заодно их напомним: судебная власть в Российской Федерации осуществляется только судами в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных и арбитражных заседателей.

Никакие другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия. Судебная власть самостоятельна, она действует независимо от законодательной и исполнительной властей.

Продолжение читайте на сайте РАПСИ 21 марта

Источник: http://rapsinews.ru/legislation_publication/20190314/296301115.html

Система апелляционного и кассационного обжалования в СОЮ

Закон о судебной системе рф 2018

Федеральным конституционным законом от 29.07.2018 N 1-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» и отдельные федеральные конституционные законы в связи с созданием кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции» внесены существенные изменения в структуру судов общей юрисдикции.

Так, подверглась реформированию система обжалования судебных актов, как не вступивших, так и вступивших в законную силу, соответственно этому претерпела изменению и система судов апелляционной и кассационной инстанций.

Как заявлялось ранее, целью реформирования системы судов общей юрисдикции явилась необходимость обеспечения беспристрастности в рассмотрении жалоб на судебные акты нижестоящих инстанций.

В постановлении Пленума ВС РФ от 13.07.2017 г.

№ 28 указано, что в настоящее время возникла объективная необходимость создания в Российской Федерации структурно самостоятельных кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции, которая обусловлена потребностью в функционировании в рамках подсистемы судов общей юрисдикции организационно обособленных судебных инстанций в целях максимального обеспечения их независимости и самостоятельности при рассмотрении апелляционных и кассационных жалоб и представлений на судебные постановления, деятельность которых не будет осуществляться в том же субъекте Российской Федерации и тем более в том же суде, которым дело рассматривалось в первой инстанции.

Как подчеркивается в указанном постановлении Пленума ВС РФ, реформа позволит усовершенствовать инстанционное устройство судов общей юрисдикции и оптимизировать судебную нагрузку. При этом ВС РФ ссылается на положительный опыт существования раздельных судов апелляционной и кассационной инстанций в системе арбитражных судов.

В качестве общих задач совершенствования судебной системы и процессуального законодательства выдвигаются: обеспечение единства подходов при отправлении правосудия как в отношении граждан, так и в отношении юридических лиц; исключение возможности отказа в судебной защите в случае спора о подведомственности дела; установление общих правил организации судопроизводства; достижение единообразия в судебной практике (пояснительная записка к законопроекту № 383208-7).

Сама идея разделения судов апелляционной и кассационной инстанций от «привязки» их к определенной территории не нова. Впервые она нашла свое воплощение в Концепции судебной реформы РСФСР 1991 г., утвержденной в Постановлении  Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г.

, которой предлагалась трехуровневая  система федеральных судов общей юрисдикции: мировой судья и федеральный районный суд как суды первой инстанции (районные суды обладали компетенцией рассмотрения апелляционных жалоб на судебные акты мировых судей); федеральные окружные суды как апелляционная инстанция для районных судов и кассация при рассмотрении жалоб на судебные акты мировых судей; Верховный суд РСФСР как высшая кассационная и надзорная инстанция. Тут надо иметь в виду, что наряду с федеральной системой судов предполагалось введение республиканской системы, входящей в ведение республик в составе федерации.

Предложенная в настоящее время система судов общей юрисдикции близка по своим характеристикам к существующей системе арбитражных судов, в которой наиболее полным образом реализован принцип «один суд- одна инстанция».

В СОЮ этот принцип наиболее последовательно реализован только в кассационных судах: в качестве единой кассационной инстанции, рассматривающей «первую» кассационную жалобу выступает кассационный суд общей юрисдикции, «обслуживающий» соответствующий судебный кассационный округ, который состоит из нескольких субъектов РФ. Апелляционная инстанция включает в себя районные (городские) суды, суды субъектов РФ и апелляционные суды общей юрисдикции. На наш взгляд, законодатель не пошел по дальнейшему окончательному претворению в жизнь принципа «один суд- одна инстанция» в системе судов общей юрисдикции из практических соображений и в целях защиты интересов физических лиц как стороны процесса: в существующих реалиях передача полномочий рассмотрения апелляционных жалоб на судебные акты мировых судей и районных (городских) судов отдельной апелляционной инстанции, находящейся в другом регионе, привела бы к ущемлению процессуальных прав стороны спора, которая в этом случае понесла бы существенные транспортные расходы.

Порядок апелляционного и кассационного обжалования судебных актов в соответствии с ФКЗ № 1-ФКЗ от 29.07.2018 г.

Реформированный порядок обжалования судебных актов судов общей юрисдикции в соответствии с положениями ФКЗ № 1-ФКЗ от 29.07.2018 г. можно представить в виде схемы:

Как видно, верховные суды республики, краевые, областные суды, суды городов федерального значения, суд автономной области, суд автономного округа (далее- суд субъекта) остаются судами апелляционной инстанции для рассмотрения жалобы на решения районный (городских) судов ОЮ. Апелляционные жалобы на судебные акты мировых судей по-прежнему остаются на рассмотрении районных (городских) судов.

Кассационный суд ОЮ рассматривает кассационные жалобы на вступившие в законную силу судебные приказы, решения и определения районных судов и мировых судей, решения и определения судов субъекта РФ, судебные акты апелляционного суда ОЮ.

Кассационные жалобы на вступившие в законную силу решения и определения районных судов, судов субъекта, апелляционных судов общей юрисдикции, принятые ими в качестве суда апелляционной инстанции, если кассационные жалоба, представление были рассмотрены кассационным судом общей юрисдикции, направляются в Судебную коллегию ВС РФ (2 кассация).

Апелляционный суд ОЮ рассматривает апелляционные жалобы на судебные акты судов субъектов, принятые ими в качестве суда первой инстанции.

Согласно ФКЗ № 1-ФКЗ кассационный суд является федеральным судом общей юрисдикции, действующим в пределах территории соответствующего судебного округа, и в соответствии с установленной федеральными законами подсудностью рассматривает дела в качестве суда кассационной инстанции по жалобам и представлениям на вступившие в законную силу судебные акты, а также дела по новым или вновь открывшимся обстоятельствам и осуществляет иные полномочия.

На основании данных судебной статистики и сведений о судебной нагрузке предусмотрено создание 9 кассационных судов ОЮ.

1 кассационный суд ОЮ- г. Саратов Саратовской области;

2 кассационный суд ОЮ- г. Москва;

3 кассационный суд ОЮ- г. Санкт-Петербург;

4 кассационный суд ОЮ- г. Краснодар Краснодарского края;

5 кассационный суд ОЮ- г. Пятигорск Ставропольского края;

6 кассационный суд ОЮ- г. Самара Самарской области;

7 кассационный суд ОЮ- г. Челябинск Челябинской области;

8 кассационный суд ОЮ- г. Кемерово Кемеровской области;

9 кассационный суд ОЮ- г. Владивосток Приморского края;

кассационный военный суд- г. Новосибирск Новосибирской области.

Апелляционный суд общей юрисдикции рассматривает дела в качестве суда апелляционной инстанции по жалобам, представлениям на не вступившие в силу судебные акты областных и равных им судов, принятые ими в качестве суда первой инстанции, а также дела по новым или вновь открывшимся обстоятельствам.

Всего, предусмотрено создание 5 апелляционных судов ОЮ.

1 апелляционный суд ОЮ- г. Москва;

2 апелляционный суд ОЮ- г. Санкт-Петербург;

3 апелляционный суд ОЮ- г. Сочи Краснодарского края;

4 апелляционный суд ОЮ- г. Нижний Новгород Нижегородской области;

5 апелляционный суд ОЮ- г. Новосибирск Новосибирской области;

апелляционный военный суд- г.о. Власиха Московской области.

Согласно ст. 7 ФКЗ № 1-ФКЗ настоящий Федеральный конституционный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.

Кассационные суды общей юрисдикции и апелляционные суды общей юрисдикции считаются образованными со дня назначения на должность не менее одной второй от установленной численности судей соответствующего суда. Решение о дне начала деятельности указанных судов принимает Пленум Верховного Суда Российской Федерации и официально извещает об этом не позднее 1 октября 2019 года.

Полномочия президиума суда субъекта по рассмотрению кассационных жалоб и представлений сохраняются, если эти жалобы, представления поданы до начала деятельности соответствующего кассационного суда общей юрисдикции, но не позднее 1 октября 2019 года.

Также и полномочия судебных коллегий ВС РФ и суда субъекта по рассмотрению апелляционных жалоб и представлений сохраняются, если эти жалобы, представления поданы до начала деятельности соответствующего апелляционного суда общей юрисдикции или апелляционного военного суда, но не позднее 1 октября 2019 года.

Таким образом, в самом законе предусмотрена возможность наступления ситуации, когда апелляционные и кассационные суды формируются неравномерно, когда в одних регионах уже рассматривают судебные споры «по новому», тогда как в других еще действует «прежние» положения по обжалованию.

Или когда кассационная жалоба на судебный акт апелляционного суда ОЮ, рассмотревшего апелляционную жалобу на решение суда субъекта РФ, будет предметом рассмотрения суда субъекта, т.к. суд кассационной инстанции не успел сформироваться.

Очевидно, что такая ситуация, пусть даже и гипотетическая, никак не связывается с целями проведенной реформы.

Источник: https://zakon.ru/blog/2018/08/02/sistema_apellyacionnogo_i_kassacionnogo_obzhalovaniya_v_soyu

Согласно Закону
Добавить комментарий